• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:58 

lock Доступ к записи ограничен

Цель оправдывает средства
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:27 

Цель оправдывает средства
Я снова переезжаю.
Похоже с мистером Малфоем мы увидимся гораздо раньше, чем я планировал. Впрочем, как и со всеми желающими, живущими в Москве и Петербурге.

00:41 

Цель оправдывает средства
В последнее время я очень часто задаюсь вопросом о том, что заставляет людей, начисто лишенных каких-либо склонностей к литературе, совершать упорные попытки обьять необьятное, сиречь методично слагать опусы и вирши, при чем последнее, к несчастью, намного чаще.

Цитируя одну школьную приятельницу:
"Солидол тоже имеет свою прелесть, особенно если ты слесарь и нихрена не понимаешь в китобойном деле".
Это тот самый редкий случай, когда я полностью с ней солидарен.

23:38 

Цель оправдывает средства
Написано достаточно давно, своего рода воспоминания о "старинном школьном приятеле".

Post-diamante

Люциус Малфой. Он был богом, высшим существом, бесконечно далёким и недостижимым. Он был человек, до мозга костей, до самой маленькой морщинки, порой появляющейся на его идеальном, холодном лице. Люциус - сплетение небесной сущности и человеческой заурядности. Даже его имя, пронзительно-острое, являло собой смесь искрящихся ледяной пылью движений атмосферы и алчного блеска в глазах рыночного карманника.
Его кровь, образец генетического застоя, остановки эволюции на нужной стадии, была достижением тысячелетнего процесса брожения в среде достойнейших, лучших из лучших. Его кровь - вино астрономической выдержки, ценой в целое состояние, несбыточная мечта гурмана, хранящая в себе тайны веков, сотни лет дворцовых интриг, заговоров и куртуазных, граничащих с соблазнениями, убийств.
Люциус. Едва распознаваемая улыбка не бледных, бескровных губах. Почти бесцветные, ледяные глаза, пугающие и странные. В нём есть что-то змеиное, что-то нечеловеческое. Грациозные движения, тонкие пальцы в черных лайковый перчатках, сжимающие трость. Интимный, доверительный жест, заставляющий на мнгновение забыть об ореоле пренебрежения ко всему живому, витающему вокруг него. Взгляд опасного хищника, гипнотизирующего свою жертву, насильно, болезненно, усыпляющего её блительность. Ломающий волю, лишающий инстинкта самосохранения.
Люциус. Достойный потомок своих предков, отнимите у него всё и вы увидите, что ни одно движение, ни одна интонация не переменится. Чувство превосходства живёт в мембранах клеток, благородство течёт по венам, опережая потоки крови. Он будет лучшим, идеальным образчиком кровосмешения, возведённого в культ. Это не красота, даже не природное обаяние. Искуственно выведенный, он похож на племенного жеребца, дорогую игрушку, обладать которой мучительно больно, ибо даже сжимая её в руке как никогда остро понимаешь, что не достоин этого обладания, что жалок в сравнении даже с его следом на пропитанной нечистотами земле.
Рука отца была тверда и непоколобима, она безжалостно, методично вколачивала в него понимание этих различий, пропасти между ним и остальным миром. Старания были не напрасны, хотя подействовали совсем не в том направлении. Едва появившись на свет, Люциус уже знал цену своей породе, благодаря которой мог позволить себе взирать на всех прочих сверху вниз и оценивать их жизни лишь исходя из количества собственного времени, так бесцельно израсходованного на этих низших созданий. Свист розг, с силой рассекающих воздух и молчание.
Трусость. Люциус был по-звериному труслив, завидев существо, обладавшее большей силой и властью, он начинал люто ненавидеть его и вместе с тем был готов последовать за ним куда угодно, питаясь ошмётками трапезы и греясь в тени величия, чтобы только выждать подходящего момента и растоптать, уничтожить. Наверное лишь в такие моменты улыбка это становилась настоящей, но от того не менее жуткой.
читать дальше

22:53 

Цель оправдывает средства
Оказывается, я всё ещё способен отвести даму в ресторан. Более того, развлекать спутницу не слишком интеллектуальной беседой о средневековой архитектуре, подавляющую часть фактов извлекая из воздуха.
Возможно стоит проделывать подобное чаще.

19:51 

Цель оправдывает средства
Продолжая тему лирики Иосифа Бродского...

Путешественник, наконец, обретает ночлег.
Честняга-блондин расправляется с подлецом.
Крестьянин смотрит на деревья
и запирает хлев
на последней странице
книги
со счастливым концом.
Упоминавшиеся созвездия капают в тишину,
в закрытые окна, на смежающиеся ресницы.

...В первой главе деревья
молча приникли к окну,
и в уснувших больницах больные кричат, как птицы.
Иногда романы заканчиваются днем.
Ученый открывает окно, закономерность открыв,
тот путешественник
скрывается за холмом,
остальные герои встречаются в обеденный перерыв.
Экономика стабилизируется,
социолог отбрасывает сомнения.
У элегантных баров
блестят скромные машины.
Войны окончены. Подрастает поколение.
Каждая женщина может рассчитывать на мужчину.
Блондины излагают разницу
между добром и злом.
Все деревья - в полдень - укрывают крестьянина тенью.
Все самолеты благополучно
возвращаются на аэродром.
Все капитаны
отчетливо видят землю.
Глупцы умнеют. Лгуны перестают врать.
У подлеца, естественно, ничего не вышло.
...Если в первой главе кто-то продолжает орать,
то в тридцатой это, разумеется же, не слышно.
Сексуальная одержимость и социальный оптимизм,
хорошие эпиграфы из вилланделей, сонетов, канцон,
полудетективный сюжет, именуемый - жизнь.
...Пришлите мне эту книгу со счастливым концом!

13:59 

Цель оправдывает средства
В процессе чтения помимо воли вспоминал Томми в лучшие годы.

Кто мы такие, чтоб судить тебя?
Ты был чудовищем, но равнодушным
чудовищем. Но именно чудовищ -
отнюдь не жертв - природа создает
по своему подобию. Гораздо
отраднее - уж если выбирать -
быть уничтоженным исчадьем ада,
чем неврастеником. В неполных тридцать,
с лицом из камня - каменным лицом,
рассчитанным на два тысячелетья,
ты выглядишь естественной машиной
уничтожения, а вовсе не
рабом страстей, проводником идеи
и прочая. И защищать тебя
от вымысла - как защищать деревья
от листьев с ихним комплексом бессвязно,
но внятно ропщущего большинства.





23:45 

Цель оправдывает средства
Очередной день под немилосердно палящим солнцем закончился ужасающей мигренью и медитативным тет-а-тетом со снимками пана Каркарова. На последнем мы были запечатлени, занимающимися иероглификой, невинное увлечение юности. Фотография, в отличие от всех прочих, была сделана не Нарциссой, а юным мистером Малфоем, бог весть как заполучившим фотоаппарат своей дрожайшей матушки. Драко с детства отличался поразительным упрямством касательно вещей, которыми ему хотелось обладать.
Ужасающая боль, сдавливающая виски и этот злосчастный снимок, заставил меня вспомнить эпизоды, произошедшие гораздо позже, когда мне самому хотелось обладать юным мистером Малфоем, превратив его в очаровательную игрушку своей практически абсолютной бесчувственности. Практически, всегда существует крошечное «но».
Никто на моей памяти не умел так неприкрыто и трогательно страдать, как Драко. Сознаюсь, случались моменты, когда мою грудную клетку сдавливало что-то, напоминающее сострадание, но одновременно с этим мне хотелось продлевать мучения этого бледного ребёнка, чтобы и дальше иметь возможность ими любоваться.
Мне кажется, юный Малфой знал об этом и использовал всякий предлог, чтобы дать мне возможность задеть его побольнее.
Возможно он стал бы прекрасным учеником, но…
Просто этих «но» было слишком много.

19:26 

Цель оправдывает средства
Несколько вопросов, често украденных из дневника господина Малфоя.
Я был бы крайне признателен, если бы вы нашли время на них ответить.

За что меня можно...
1. ...уважать?
2. ...любить?
3. ...ненавидеть?
4. ...отталкивать?

Вы бы...
5. ...выручили меня?
6. ...поняли бы меня?
7. ...напились бы вместе со мной?
8. ...ввязались бы в неприятности из-за меня?
9. ...поцеловали бы меня?
10. ...переспали бы со мной?

11. Какая позитивная вещь вызывает у вас четкие ассоциации со мной?
12. ...негативная?
13. Что никогда, ни в каком случае, вы мысленно не сможете со мной связать

15:40 

Цель оправдывает средства
Беллатрикс нашла способ отомстить гораздо позже.
Второй снимок.
Поместье Малфоев, пустая бальная зала, стены задрапированы черным шелком, мрачная роскошь напоказ, и трон в центре, я тогда нашёл это совершенно абсурдным, однако предпочел ни с кем не делиться своими соображениями, наслаждаясь гротеском в одиночестве. Прочие кажется были вполне довольны, лицо Нарциссы выражало щенячью радость, не оставалось никаких сомнений в том, кто автор подобных декораторских изысков.
Мы стояли возле трона, эдакий порочный круг. В черных плащах, в масках, не было до конца понятно то ли это дань традиции, то ли возможность отказаться от собственной личины, впустив в себя что-то тёмное, позволяющее создать иллюзию стороннего наблюдателя.
Розье нетерпеливо передёрнул плечами, не составляло никакого труда вычислить его в толпе. МакНейр, на полголовы выше стоящих рядом, как истукан, впрочем иного от него ждать не приходилось, может покорно стоять до тех пор, пока не свалится от бессилия. Петтигрю по обыкновению затаился у стены, он уже тогда больше походил на трусливую собачонку.
На троне - повелитель, он с готовностью принял королевское подношение миссис Малфой, иногда и Томми был не чужд излишней вычурности. Рядом с ним - Рудольф, Рабастан и Крауч-младший. И Беллатрикс, что-то шепчет Томми на ухо, он улыбается, как будто что-то вязкое сочится из его лица.
Маска обрела новую ценность, за ней не видно надменной усмешки, которую никак не удаётся стереть с лица, печать иллюзии собственной избранности. Я заставил себя изобразить восторженный трепет, просто так, на всякий случай.
- Прекрасно, Беллатрикс, - вместо голоса - свистящий шепот, почти ощутимый холодок пронёсся среди присутствующих, - Ты заслужила награду. Что ты хочешь получить?
- Снейпа, - как будто ожидада вопроса, искала подходящего случая.
Я вздрогнул и посмотрел на женщину, на её лице явственно читалось торжество. Вожделенная месть, за то, что когда-то подобрался непростительно близко. Беллатрикс постоянно нуждалась в обьекте ненависти, это как будто придавало ей сил служить, я сделал себя идеальным кандидатом на эту роль. Во мне погибал филантроп. Беллатрикс и раньше казалось, что я отнимаю у неё внимание Лорда, положенное ей по праву, однако теперь у неё был настоящий повод.
- От твой, - что-то блеснуло в кровавом пламени радужек. Любопытство? - На полчаса. Развлекайся.
Она не стала дожидаться, пока я сам выйду к ней, оттолкнула Люциуса, от чего его маска упала на пол, на несколько мгновений разрушив гробовую тишину залы. Узнала среди десятков безликих, я был немного удивлён. Ненависть сделала её интуицию неправдоподобной. Пальцы, как острые совиные когти впились в предплечье. Я покорно позволил вытащить себя в центр круга.
Женщина сорвала с меня маску. Беллатрикс даже не пыталась скрыть радость, усмешка, будто судорогой сведённые губы, в равной степени она могла принадлежать и триумфатору и сумашедшему. Срывает мантию, сюртук, ткань трещит, но выдерживает, зато рвётся рубашка. Манжет безнадёжно испорчен...
Я не выказываю никакого сопротивления, даже не шевелюсь, чем вызываю ещё больший приступ ненависти.
- Круцио! - вспышка неимоверной боли, градус угла обозрения резко меняется, я уже на полу. Стиснув зубы корчусь в судорогах и как мне кажется молчу. Провокация на грани жизни и смерти.
- Круцио, - она повторяет ещё и ещё. После третьего я перестаю считать. Глаза застит белым туманом, страдание трансформируется в нечто похожее на удовольствие. Я кричал, уже не слыша себя за завесой боли.
- Довольно, - голос Лорда возвращает в реальность. То ли в воздухе, то ли прямо в подкорке мозга, не имеет значения как он был услышан.
Я встаю, тело протестует против подобной экзекуции, ничто, по сравнению с круцио, совершить то, что я сейчас делаю. Темно, черные драпировки, черные мантии. Поднимаюсь пошатываясь и из последних сил улыбаюсь прямо в лицо измотанной собственной жестокостью женщины.
- Ты закончила, Беллатрикс? Мне казалось твой репертуар не ограничивается одним фокусом, - несколько смешков за спиной, собственный голос кажется тихим и тусклым, мёртвым. Беллатрикс хочет что-то сказать, но не успевает, - Я пойду, если ты не против, - Томми не выказал возмущения, круг разомкнулся и меня пропустили.
Путь по коридору казажется бесконечным, боль накрепко срослась с ощущением действительности, машинально я закатал рукав.
Распахнутые двери, октябрь. Парк снова окрашен кровавым багрянцем. Ветер гонит опавшие листья по усыпанной гравием дорожке. Кто бы мог подумать, что на деле скрывает эта пастораль. Дыхание не желает успокаивается. Как больно...
- Северус, тебе не нравятся наши развлечения? - Нирцисса произносит это тоном капризного ребёнка. Вспышка. Мир вновь озаряется белым и я морщусь от несуществующей боли.
Воскресенье. Октябрь. Френк и Элис Лонгботтомы сошли с ума.

15:28 

Цель оправдывает средства
Воспоминания, казалось бы, последнее дело в моём положении, но они бесцеремонно вторгаются в сознание именно тогда, когда их меньше всего ожидаешь. Мне не нужно воскрешать в памяти картинки и образы, с упорством безумца я перевожу их с собой с места на место, втайне надеясь, что когда-нибудь мой багаж, со всем его постыдным содержимым канет в лету в одном из бесчисленных аэропортов.
Не омут памяти, даже не дневники, всего лишь снимки, до банального просто. Снимки, подаренные мне некогда сыном покойного мистера Каркарова. Феликсу без сомнения было тяжело расставаться с отцовским наследством. К сожалению не достаточно тяжело, чтобы тогда отказать мне в просьбе.
Нарцисса всегда была увлекающейся натурой, в большей степени увлечения её проистекали из искренней зависти, прелестной миссис Малфой никогда не хватало надолго, если вы понимаете о чем я говорю. В тот год ей не давал покоя потрясающий маникюр Риты Скитер. Именно поэтому она пожелала фотоаппарат. В последствии, со свойственной ей очаровательной бестактностью она умудрялась запечатлеть самые неприглядные эпизоды моей биографии, не стесняясь ни мужа, ни даже Томми, к которому испытывала совершенно не характерное для её эстетствующей натуры благоговение.
Мы все тогда был глупы. Глупы и увлечены порождением уже начавшего разрушаться сознания. Никого не волновали истоки, никому не было интересно, что за почти утопической идеей стоит месть маленького мальчика своему отцу.
Циссии с её сестрой, кроме обоюдной неприязни, берущей начало со школьной скамьи, связывала ещё одна тонкая, однако достаточно крепкая нить – ненависть ко мне. Однако Нарцисса всегда была слишком изворотливой, чтобы в открытую демонстрировать свои чувства, поэтому, если придётся выбирать от кого принять несколько непростительных заклятий, я нераздумывая выберу Беллатрикс. В награду за искренность.
Первый снимок. Я всегда испытываю что-то похожее на ностальгию глядя на него. Мне недавно исполнилось девятнадцать. Январь, закатное солнце каким-то неимоверным образом отражалось в снежных сугробах. Я не большой ценитель красоты окружающего мира, но это не помешало мне отметить тот факт, что практически все снимки сделаны в одно время суток, все они окрашены багрянцем. Просто веха, время разбрасывать камни.
Мы возвращались в имение Малфоев, нужно было аппарировать, но никто не торопился, мои спутники были слишком опьянены торжеством, неуёмной сладостью безнаказанности. В алом небе расцветала метка, по-юнешески пафосный знак нашей общей силы, придуманный Томми в очередном приступе безумия.
Мы возвращались с моей проверки, что же, это вполне логично, каждый вновь принятый должен был пройти своего рода инициацию, тест на лояльность. Это оказалось намного проще, после того, как меня в подробностях просветили касательного будущего, ожидавшего меня в случае неповинования. Это окзалось намного проще, потому что я был уже заклеймён и чувствовал пристуствие Томми в своей крови, всевидящее око, неустанно глядящее в затылок. Позже я привык настолько, что перестал замечать. Томми никогда не видел моих мыслей, однако это не распространялось на поступки, поэтому гораздо позже мне пришлось действовать так, чтобы с успехом обращать любое проишествие в свою пользу. Но сейчас это не важно, уже не важно.
Авада всегда получалась у меня превосходно, как и в тот раз. Проверка не была ни слишком сложной, ни слишком изощренной. Нужно было всего лишь убить несколько магглов. Всего лишь убить на глазах у моих новых, не сказать чтобы друзей, но людей, с которыми меня связывала некая общность. В свете моей юности чувство настолько новое, что я позволил себе идти на поводу у сиюминутных эмоций. Я убил, не раздумывая ни секунды.
Я ни на минуту не задумывался о том, кем были эти люди, я не знаю этого до сих пор и малодушно не хочу этого знать. Тогда, в эти несколько минут, пока мы шли по заснеженному полю, одетые в идиотские черные плащи, я, кажется, был счастлив.
- Итак, Снейп, твой папаша маггл, буть он жив, мог бы гордится тобой, - нaсмешливый голос МакНайра в миг вернул меня с небес на землю.
Разумеется, всё должно быть расставлено по местам. Я и они. Как обычно, всегда существовал некий барьер между мной и прочим обществом, а я, с упрямством идиота продолжал культивировать его, чтобы сделать различия ещё более ощутимыми, втайне надеясь, что кто-нибудь попытается их устранить, хотя бы вопреки. Тогда я ещё умел надеется, во мне существовало нечто большее, чем голый расчет. В сущности, я тоже был ребёнком.
Единственной причиной, по которой они терпели меня, было биографическое сходство с Томми, возможно и он в какие-то моменты испытывал по этому поводу сентиментальную приязнь ко мне. Всем было известно, что он не чистокровный, однако никто не осмеливался спросить напрямик, это поставило бы под угрозу всю филигранную концепцию, поэтому история Томма Ридда курсировала в кулуарах исключительно в качестве забавной сплетни. Так было проще, все делали вид, что до конца не уверены в её достверности.
МакНейр смотрел на меня с непрекрытой издевкой, за спиной серебристым колокольчиком раздавался смех Беллатрикс. Они должны было заплатить за это, сначала Уолден, потом она, немного поззже.
- Круцио, - кажется в моём голосе не отразилось ни одной эмоции, по крайней мере я надеялся, что это было именно так. МакНейр разумеется не ожидал ничего подобного, он со стоном осел в снег, старина Уолден никогда не кричал.
Мир на секунду осветился, а затем погрузился во мрак. Злосчастный фотоаапарат, я понял это, едва зрение вернулось ко мне.
- Какая прелесть, - Нарцисса едва не хлопала в ладоши, довольная удачным кадром.
- На твоём месте, я не стал бы шутить с малышом Снейпи, - Люциус хлопнул меня по плечу и протянул МакНейру руку, помогая ему подняться.
Дальнейшая месть свершилась в бальной зале поместья Малфоев, где в то время обычно принимали Томми. Тогда я был потрясающе упрям и опрометчив.
- Ты заслужил награду, Северус, - голос Томми до сих пор звучит у меня в голове, шипящие звуки, сочившиеся прямо из воздуха. Он всегда поощрял рвение своих слуг, - Чего ты хочешь?
- Беллатрикс, - кажется я даже позволил себе торжествующую ухмылку. Возможность появилось намного раньше, чем я смел недеется.
- Ты за это заплатишь, - с ненавистью прошептала она, несколькими часами позже застёгивая платье. И я заплатил, но не слишком дорого, за услугу, оказанную ей.
Тем вечером я подарил мадам Лестрейндж настоящий повод для ненависти.

18:12 

Небольшое уточнение

Цель оправдывает средства
Не занимайтесь рыбной ловлей там, где нет рыбы.

17:20 

Цель оправдывает средства
Собственно говоря, для чего всё это?
Я задаю себе этот вопрос, мне задавали его не единожды.
Ларчики открываются просто, особенно если в вашем распоряжении лом или другой тяжелый предмет.
Ответ "просто так" разумеется никого не устроит.
Вы когда-нибудь видели десяток пауков, посаженных в банку?
Именно для этого.
Превосходное развлечение - самоутверждаться за чужой счет, а тоже этим грешу, особенно в моменты острейшей мизантропии, такие, как сейчас.
А кто же нынче не без греха?

19:01 

Цель оправдывает средства
Продукты в кладовке дошли до такой стадии долготерпения, что собираются эволюционировать и видимо скоро начнут требовать независимости и расширения границ.
По-моему мне пора либо жениться, либо искать приличную горничную.

17:12 

Цель оправдывает средства
Будь дураки способны понять, какие страдания мы из-за них претерпеваем, даже они прониклись бы к нам жалостью.

17:54 

Цель оправдывает средства
Поскольку мне больше не хочется вести этот дневник для себя, а удалять его жалко и нерационально, потешу почтеннейшую публику очередным аттракционом неслыханной глупости.
О чем, господа и дамы, вы хотели бы от меня услышать?

12:10 

Цель оправдывает средства
День труда, отпразднованный ещё вчера с местным населением, в очередной раз заставил меня почувствовать себя сказочной сволочью.
Дело в том, что у меня не бывает похмелья. Совершенно.
И сейчас, возможно если бы в моей душе водило что-то похожее на совесть, мне было бы стыдно наблюдать за слабыми попытками передвижения квартирной хозяйки и за деревенским пастором, потягивающим капустный рассол.

00:21 

Цель оправдывает средства
Поймал себя на совершенно абсурдной мысли - беспокоюсь о душевном состоянии Малфоя.
Что лучше, петля или яд?
В приступах человечности я чувствую себя крайне неважно.

00:05 

Цель оправдывает средства
Пергаментные свитки покрываются бессвязными обрывками мыслей и воспоминаний.
Никому не нужная экзистенциальная труха. Обломки того, что должно было стать целостностью.
Сон бесцеремонно обрывает навязчивое птичье пение, ровно в шесть утра. Никак не могу привыкнуть закрывать на ночь окно. Никак не могу привыкнуть к существованию окон, кажется, они разбивают плоскость комнаты на бессмысленные фрагменты.
Обнаруживая, что уснул прямо за столом, напротив, не испытываю совершенно никаких эмоций. Старые привычки поддерживают видимость порядка.
Даже здесь, на самом краю цивилизованной Европы я умудрился обрасти книгами. И извечь из саквояжа всех своих призраков до единого.
Стыдно признаться, мне нехватает Беллатрикс. И её нерационально расходуемой ненависти, так щедро изливающейся на меня. Не то, чтобы мне это было приятно, но я слишком привык.
И МакНейра. С неизменным тесаком, который он, по собственным словам хранит под подушкой.
На их фоне я кажусь адекватнее и прозаичнее, а это, в свою очередь, благотворно сказывается на моей склонности к паранойе.

00:09 

Цель оправдывает средства
Заметил за собой привычку смотреть на звезды.
От бессонницы не лечит, но приносит некое подобие покоя и возможно умиротворения.
А ковш большой медведицы, пропущенный через весьма своеобразный ассоциативный ряд, пробуждает желание уединиться на терассе с хорошим собеседником и не менее хорошим виски.

Casus belli

главная