• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:06 

lock Доступ к записи ограничен

Цель оправдывает средства
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:11 

Цель оправдывает средства
Наконец-то оформление дневника отвечает всем моим требованиям.

00:04 

Цель оправдывает средства
Вокруг флэш-мобы, тесты и анкеты, воспроизводящие сами себя во второй, а то и в третий раз. Одно к одному, выбираешь для себя банальность, копируешь её в чужие жизни, создавая видимость внимания.

Мой первый bad trip. Соберите со дна своей сумки все сомнительные пакетики, покрытые с внутренней стороны белым налётом, пересчитайте их и в зависимости от результата скопируйте в свой дневник соответствующую главу из собрания сочинений Карлоса Кастанеды.

Тест. Кто вы в Ветхом Завете. Итак, я - Ной. Коммуникабелный и открытый, однако легко поддаюсь чужому влиянию и позволяю втянуть себя в сомнительные авантюры.

С кем из всадников апокалипсиса я у вас ассоциируюсь?

Ваше самое постыдное воспоминание. От чего вы хотите умереть и ночами плачете в подушку? Комменты скрыты.

Расскажите о вашем любимом круге Дантова Ада и получите гравюру из Mutus Liber, которая напоминает мне о вас.

Итоги лета. Сколько раз вам вслед чертыхались прохожие, сколько раз вам наступали на ногу маргиналы в метро, как часто вас посылал к черту ненавистный шеф, а родители намекали, что пора бы обзавестись семьёй? Любимые сигареты сняли с производства, подожгли почтовый ящик, бросил парень? Помните, что в ванной всегда есть мыло, а на антресолях пылится без дела бельевая верёвка.

Расскажите о первой мысли, пришедшей к вам в голову утром 1 января. Ответ "где я?" заведомо считаю банальным и неразвёрнутым.

Отметьтесь в комментах и я расскажу, за что я вас ненавижу и какая из средневековых пыток подошла бы вам больше всего.

Представьте - мы с вами идём в разведку. Помечтаем? Придумайте себе хорошее воспоминание, счастливую жизнь и тихую смерть. Пусть вам всегда будет что сказать, а лучше - куда пойти. Задушите в себе жабу, кролика и бурундука.
Улыбайтесь.

21:08 

Цель оправдывает средства
По причине брутального настроения, выполню любое желание (в рамках разумного) доброй души, нашедшей ссылки на песни группы Белфаст.

21:04 

Цель оправдывает средства
Осень.
Теперь во время немотивированных приступов агрессии я могу беспрепятственно расталкивать нерадивых прохожих так и не раскрытым зонтом.
То, что я похож не мокрый труп вороны, малая цена за полчаса всевозможных удовольствий и существенно пополнившийся багаж нецензурных выражений.

02:52 

Из пропастей мигрени

Цель оправдывает средства
Когда исчерпаны все способы,
Все жестокости и все ласки,
Мы изнутри - всего лишь особи,
Мы снаружи - всего лишь маски.

00:45 

Цель оправдывает средства
Даю психологические консультации по смс.
Заряжаю воду.
Снимаю стресс.
Расширяю сознание.

Искренне ваш, доктор Курпатов профессор Снейп.

11:39 

Цель оправдывает средства
Меня откровенно порадовал факт наличия у меня определенной репутации в узких кругах, а точнее в кругах, где её быть вовсе не должно. Я уже неоднократно утверждал, что дневники пространство исключительно узкое, однако, если принять во внимание скудность моего пребывания в оных, результаты поистине занятны.
"Он вывернет тебя наизнанку и уйдёт".
Автор неизвестен.
Не стану оспаривать точность этого высказывания, однако мне мучительно интересно от кого же я ушел, при моей общеизвестной неприязни к сетевым отношениям практически любого рода.
Наконец, это просто жестоко, так тешить моё эго, при этом не давая обьяснений.
За сим посыпаю голову пеплом и удаляюсь дописывать свою историю о деревянных игрушках.

Неумолимо напоминаю себе героя анекдота о пожилых супругах.
- Дорогой, возьми меня...
- Спи, дура, я никуда не еду.

Вот примерно так.

15:11 

Цель оправдывает средства
Вернулся.
Устал до смерти.

Москва будет осенью.
По этому поводу прошу великодушно меня простить.

14:01 

Цель оправдывает средства
Итак, господа и дамы, я уезжаю и временно перестаю стенать здесь о несовершенстве мира.
В сети буду появляться исключительно с телефона, поэтому пусть вас не пугает мой транслит.
В Пербурге планирую быть 20 и 21, в остальное время я вряд ли буду доступен для встреч.
Предложения касательно проведения моего возможного досуга принимаются и приветствуются, раз уж некоторому количеству людей так сильно хочется "взглянуть мне в глаза". Предложения принимаются исключительно в icq и в эпистолярной форме на адрес Severus.Snape@inbox.lv.


P.S. О визите в Москву я уведомлю общественность позднее.

01:55 

Цель оправдывает средства
~Severina~, Талори, Вики, Arica, Gina Manson, Prongs, счастлив приветствовать.
И снова хотелось бы знать, что привело вас сюда.

20:42 

Цель оправдывает средства
Через несколько дней я отправляюсь в отпуск, наивно надеясь, что он окажется продолжительным.
И мне хотелось бы присытиться сетевым общением окончательно.
В данный отрезок времени я терпим и благодушен до крайности, поэтому буду весьма польщем, если кто-то из уважаемых читателей соблаговолит составить мне компанию в icq нынче вечером.

21:23 

Цель оправдывает средства
Благодаря выходящей за всякие рамки активности мисс Паркинсон и мистера Вуда мой обычный субботний отдых за городом обернулся умилительным фарсом.
Мечтам просто подремать в кресле под старой яблоней так и не суждено было воплотиться в жизнь, впрочем я мог бы догадаться, соглашаясь взять с собой эту банду эмоционально неустойчивых подростков.
В течении первых двадцати секунд атмосфера была вполне мирной, затем молодые люди возжелали отправиться на реку, размахивая треуголками и найденной на чердаке старой удочкой. Поскольку рыба не спешила расставаться с естественной для неё стихией, мне было предложено прочесть отрывок из Опытов Монтеня, чтобы заставить улов самостоятельно всплыть на поверхность, по причине скоропостижной смерти от скуки. Когда и этого не случилось, мисс Паркинсон отрокинула в воду несколько фунтов стащенного у меня из под носа натрия, после чего мы с замиранием сердца наблюдали продолжительную химическую реакцию.
Мне всё ещё мучительно хочется спать.

01:47 

Цель оправдывает средства
Моя наука в сущности предельно проста и омерзительно действенна.
Кто страдал, тот не забудет.

00:53 

Цель оправдывает средства
Brevi manu.

Мне девять лет.
Мне девять лет и я живу в мышеловке.
Всюду пыль и намертво вьевшийся в старые портьеры запах табака.
Уместно ли заметить, что табак не относится к числу моих пристрастий?
Отец сидит в кресле у камина, стискивая в кулаке изорванную фотографию матери. Зажатая в зубах сигарета слегка подрагивает. Пепел просыпается ему на колени.
- Глупая сука, - снимок отправляется в огонь. Последний. Вместо грусти я испытываю облегчение. Мне ещё не известно, что вместилищем памяти являются вовсе не вещи.
Матери у меня больше не было. Нелепая случайность. Она просто оступилась на лестнице, ведущей в подвал. Немного кленового сиропа к завтраку. Негромкий вскрик, звук падения, следом – мёртвая тишина.
Я не слишком отчетливо помню её похороны. Они были немноголюдны. Родня моей матери обладала рядом неоспоримых достоинств, в числе которых не было места снисходительности.
Отличный сюжет для викторианскоро романа – наследница знатного рода вопреки воле семьи выходит замуж за бедного викария. Они тайно венчаются, переезжают в Сасекс, где живут долго и счастливо, пока эпидемия чумы не разлучает их.
С некоторыми поправками.
Мой отец не викарий. Даже не праведник. Она даже не умна. И она мертва.
А я вовсе не великий волшебник. Я вообще не волшебник. Выдернутый из старой метлы прут всего лишь жалкая имитация волшебной палочки, бесмысленное повторение абракадабры из старых школьных учебников не производит даже ничтожнейшего колебания воздуха. Иногда мне кажется, что атосфера уплотняется, начинает вибрировать, от сконцентрированной в ней силы. В конце-концов мне девять лет и я ещё умею мечтать.
Моя мать не обладала решительностью и умением приспосабливаться. Мой отец не был героем. Их привязанность больше походила на обоюдную ненависть. С некоторой примесью смирения с её стороны. Противоестественность, перетекающая в обыденность.
- Эйлин, поторапливайся, черт тебя дери. Мне нужен сироп, - вскрик, стук, тишина.
Именно так всё и произошло.
Следующие несколько недель отец был занят методичным уничтожением её вещей. И домашних запасов виски.
- Слава всевышнему, она не успела забить тебе голову всей этой магической чепухой.
Уместно ли упомянуть, что отец никогда не обращался ко мне по имени?

- Северус, ты опоздал, - я вздрагиваю, как от пощечины.
Рудольф Лестрейндж небрежно облокачивается о выступ стены. Разумеется я слышал о нем. Мы кажется виделись на моей первой и пока единственной аудиенции. В обширных подземельях усадьбы Малфоев. Он мог скрываться под любым из десятков черных капюшонов. Мистер Лестрейндж и его прекрасная супруга.
Беллатрикс. Разумеется, я слышал о ней. Говорили, что когда она была префектом, младшекурсники не подвергались дисциплинарным взысканиям, они просто получали свой круциатус. Я уверен, что это всего лишь слухи, не имеющие под собой никакой реальной основы, Наверное.
Я ненавижу, когда меня называют по имени. Лестрейндж умудряется проделывать это со мной раз за разом.
- Может быть ты чего-нибудь хочешь, Северус?
- Ты неважно выглядишь, Северус.
Мистер Снейп. Снейп. Сопливус. Как угодно, имя делает меня безащитным.
Я достаточно взрослый, чтобы иметь причуды, в конце концов меня чуть не сожрал вервольф.
Хочешь есть, Сeверус, говорит Рудольф, при этом его лицо начисто лишается высокомерия. Просто расскажи мне правила. Все что необходимо для того, чтобы вступить в чертов орден. Просто расскажи и оставь меня в покое. И прекрати так на меня смотреть. Как будто тебе меня жаль.
Я засовываю руки в карманы мантии, чтобы он не видел стиснутых кулаков. Он слишком спокоен, слишком уверен в себе, слишком не похож на меня. Я чувствую зависть?
Он ничего не обьясняет, мы просто гуляем по косому переулку, час за часом. Я вынужден делать вид, что наслаждаюсь его школьными воспоминаниями, из страха, что он может передумать. Это не входит в мои планы. Прохожие стараются не поднимать глаз. Возможно это всего лишь игра моего воображения.
Вернувшись в Хогвартс я обнаруживаю на своей кровати новую мантию.
Уместно ли говорить о том, что своё существование она закончила в пылающем камине слизеринской гостинной ровно две минуты спустя?

Самое главное при поступлении в школу не стать посмешищем с самого начала. Пресечь всякие попытки посягательств на вашу свободу. Пресечь всякое расхождение со стереотипами. Пресечь всякую возможность не соответствовать. Иначе надпись на спине, гласящая “пни меня”, будет преследовать вас до самой смерти. В меньшей степени в кошмарах. Вам придётся научиться смирению. Сменить имя, переехать в другую часть страны, надеясь, что прошлое будет погребено под километрами дорог. Но прошлое не проходит, оно даже не умирает. Я этого не знал.
Очень легко стать посмешищем, оказавшись в мире, к которому всегда относился с излишним скепсисом. Который, подражая отцу, ты называешь магической чушью, чуть снисходительно глядя в покрытое патиной зеркало.
Очень легко стать посмешищем, когда однокурсники застают вас в ванной за стиркой единственной рубашки. За штопкой носков. За попыткой починить сломавшеесе перо. Оттереть чернильные пятна со школьной сумки.
Возможно вам обьяснят как использовать Репаро. Как вызывать домовых эльфов. Как вести себя, чтобы не выглядеть идиотом. Но все эти премудрости останутся для вас просто фокусами. Фокусами, которые позволяют вам не слишком отличаться. Что вы станете делать, когда исполнится ваша мечта? Будете ли в состоянии ей соответствовать?
Я не имел права претендовать на уважение. Я не имел права даже находиться здесь. Именно это заставляло меня терпеть. Вопреки.
Очень легко обмануться в предпочтениях. Очень легко исказить угол зрения, когда бытовая магия для вас всего лишь фокус. Когда ваша реальность старый утюг, неисправный водопровод и неоплаченные счета за электричество. Когда ваша реальность отец, впадающий в бешенство из-за подгоревшего бекона. Когда вам всего одиннадцать лет.
Очень легко ошибиться в предпочтениях, когда у вас под подушкой учебник по продвинутой защите от тёмных сил. Когда темные силы воплощют в себе отцовский кулак и крысы, кишащие в подвале, куда вас запирают за непослушание. Просто за то, что вас угораздило родиться на свет.
Когда непростительные заклятия становятся необходимостью. После Империо отвратительные серые грызуны бывают очень забавны. Когда непростительные заклятия становятся для вас синонимом спокойствия и безопасности. Страх звучит почти как тишина. Боль почти как избавление. Игнорировать значит любить.
Потом вы просто находите того, кто умеет это лучше вас. И он становится для вас квинтесенцией безопасности. Гарантией того, что вас перестанут замечать. Люди будут просто опускать глаза и оставлять вас в покое. Изо дня в день.
Уместно ли произносить сейчас его имя?

Салисбери. Графство Уилтшир.
Гостиница “Семь дубов”. Лучший сервис в округе.
Малфой по-прежнему молчит. Я чувствую его страх. Он почти в отчаянии.
Если бы не было нерушимой клятвы, что тогда? Давайте не будем ханжами, хотя бы сегодня, это редкое удовольствие в моём возрасте. В моём положении.
Разве я не бросил бы его, даже не задумываясь? У ворот Хогватса, в одной из бесчисленных деревенек Уилтшира? Прямо сейчас, под благовидным предлогом отлучившись из комнаты?
Позволив себе насладиться незаслуженным триумфом. Позволив Лорду наградить меня безопасностью. Брать чужое очень просто, даже в первый раз.
Сквозь пелену тишины постепенно проступают звуки дневной суеты. Приглушенные шаги на лестнице. Проезжающий под окнами автомобиль. Для меня это куда привычнее и куда обыденнее.
Я так и не стал великим волшебником.
Драко кладём голову на мои колени. Я рассеянно провожу рукой во его волосам и закрываю глаза.
Возможно он делает тоже самое.

12:16 

Цель оправдывает средства
<Драко Люциус Малфой>, ~Варвара~, Льеккьо, потешьте самолюбие пожилого неврастеника, что привело вас сюда?

12:13 

Цель оправдывает средства
С подачи приличных, но не вполне адекватных людей прочел несколько фан-фиков.
Обнаружив, что для этого не нужно не только фантазии, но и каких либо выдающихся талантов, решил приобщиться к общему действу, к тому же болезненные фантазии на тему собственной жизни позволяют некоторым образом отвлечься от дел насущных.


Ad avisandum.

Я всегда знал, что стану великим волшебником.
Опрометчивые и откровенно пошлые обеты не входят в число моих привычек.
Уместно ли в этом случае сделать скидку на возраст?

Впервые я оказался в Косом Переулке в возрасте пяти лет.
Уместно ли обращаться к тусклым воспоминаниям того времени?
После, с позволения сказать, дома, где мне не посчастливилось появиться на свет, торговая улица магического Лондона выглядела почти непристойной. Обилие ярких красок вкупе со звуками, производимыми оживленной толпой, обескураживали.
Мне было неприятно. И это было неправильно.
К счастью я не обладал тогда способностью улавливать разницу между собой и хорошо одетыми детьми, то и дело проходившими мимо нас с матерью. Мы выглядели парой оборванцев. Не обнищавшими аристократами, коими являлись с большой натяжкой, а именно оборванцами. Время исказило воспоминания настолько, что сейчас изрядко потёртая материна шаль видится покрытой пылью.
Нас будто хранили на чердаке, доводили до нужной степени распада, чтобы потом с сарказмом продемонстрировать почтеннейшей публике, под сдержанные вздохи особенно чувствительных леди. Обмороки, очевидно, не входили в часть высшего промысла, поэтому с анатомической точки зрения мы вполне соответствовали всем характеристикам своего вида.
Возможно, я бы не удостоился посещения Косого Переулка до той поры, пока не подошло время отправляться в Хогвартс, но матери понадобилось пустяковое зелье от кашля, большего мы не могли себе позволить. Возможно, если бы отец вовремя избавился от привычки прикуривать одну сигарету от другой, я, в свою очередь, был бы избавлен от безотчетного ощущения скованности ещё шесть лет.
- Когда-нибудь ты станешь великим волшебником, Северус, - мать рассеянно провела ладонью по моим волосам.
Я, кажется, кивнул.
Я был согласен стать кем угодно, лишь бы поскорее убраться оттуда. Запах корицы преследовал меня ещё несколько месяцев.
Мать приняла моё неудовольствие на свой счет. Одна из свойственных всем женщинам черт, как я узнал в последствии. Неумело изобразив воодушевление, она вытряхнула из кошелька последние медяки и протянула их уличному торговцу, получив взамен нечто в ядовито зелёной обертке.
Почтительно улыбнувшись, я принял подарок.
Уместно ли упомянуть о том, что никогда прежде я не ел шоколада?
Мать пристально смотрела на меня, видимо чего-то ожидая. Я торопливо разорвал бумагу, испытывая иррациональное волнение. На её губах уже проступала неуверенная улыбка. Все дети любят сладкое.
Не стану кривить душой, утверждая, что это было самым светлым воспоминанием моего детства. В нем вообще не было светлых воспоминаний. Оно имело абсольтно ровный серый окрас.
Я понял только две вещи. К общей радости я не имею никакого отношения. И я стану великим волшебником.
Уместно ли упомянуть о том, что после я никогда не прикасался к шоколаду?

- Ты станешь великим волшебником, Северус.
Уместно ли сказать о том, что тогда, в супружеской спальне Лестрейнджей я впервые испытал дежавю?
Рудольф не улыбался, он был целиком поглощен весьма эротичным на его взгляд процессом. Мистер Лестрейндж сосредоточенно нарезал яблоко. Когда с этим было покончено, он стал кормить меня с рук, как хорошо выдресированного домашнего зверька, вероятнее всего начисто забыв о своём опрометчивом пророчестве.
- Ты со мной? – вкрадчиво спросил Рудольф после того, как я проигнорировал очередное его подношение. Тарелка с истерзанным яблоком бесшумно опустилась на прикроватную тумбочку. В следующее мгновение я почувствовал покрытые липким соком пальцы на свей щеке.
- Северус, ты сегодня рассеян, - пальцы Рудольфа прочертили влажную дорожку до неприлично выступающей ключицы. Пахло сентябрём. Опустошением и туманом. Хотелось немедленно одеться. Не от смущения. Минутная блажь, которую я не мог себе позволить.
Слова, произнесённые Рудольфом, выполняли скорее декоративную функцию. Они всего лишь не давали тишине слишком долго оставаться гнетущей. Я не ощутил в атмосфере комнанты ничего, даже отдалённо напоминающего ожидание. Его рука уже ласкала мою обнаженную грудь. Поглядев на собственные выступающие рёбра я воспользовался порумраком, чтобы позволить губам сложиться в самодовольную усмешку.
Кольцо на безымянном пальце Лестрейнджа блеснуло, отразив пламя единственной освещающей комнату свечи. Та часть меня, которую с подачи Поттера я и сам с удовольствием именовал Сопливусом, захлебнулась желчью.
Я с легкостью верю в собственную власть над Рудольфом. Послешно выгибаю спину, когда его рука опускает ниже. Больше не смотрю. Закрываю глаза, сдержанное удовольствие медленно проступает в чертах. Мне кажется я осязаю каждое сокращение лицевых мышц. Мучительно медленно. Изображением на глянцевой поверхности фотобумаги.
Мне нужно стать великим волшебником. Попасть во внутренний круг. Мне нужно, чтобы меня заметили, оценили. Роль безымянного орудия лишь оскорбила бы моё достоинство. Лестрейндж появился как нельзя кстати. Глупый, сентиментальный Руди.
Неожиданно что-то переменилось. Он прикоснулся губами к моему виску. Осторожно, будто боясь напугать.
Стоит ли упомянуть о том, что тогда я едва не посоветовал ему как можно скорее завести детей?

Салисбери. Графство Уилтшир.
Гостиница “Семь дубов”. Домашние обеды.
Я медленно впадаю в состояние близкое к кататонии. За стеной бьют часы. Когда ваши глаза неотрывно прикованы к трещине дверном косяке, время течёт с скоростью неизбежности.
С глухим стуком соскальзывает на пол мокрый зонт, прислоненный к стене.
Окружающее пространство вновь погружается в мертвую тишину.
Из смежной комнаты появляется Драко Малфой, совершенно бесшумно. Я угадываю его присутствие лишь по нескольким слишком глубоким вдохам. Малфой опускается на пол и робко обнимает мои колени.
Я был в замешательстве? Скорее нет, чем да.
Путы нерушимой клятвы всё ещё сковывают меня, я ощущаю их липкие нити на своей коже, Драко, стискивающий мои ноги, становится их продолжением.
Мысленно я благодарю Фортуну за то, что Малфой считает мой поступок благородством, данью давней дружбе с его отцом, долгом учителя, чем угодно, за исключением того, чем он продиктован на самом деле. Что ждало бы меня в противном случае? Неумелый шантаж? Я бы счел это за благо, принимая во внимания родовые постулаты Малфоев.
Без любопытства рассматриваю обращенное ко мне лицо Драко.
Стоит ли говорить о том, что я снова испытал дежавю.
В его глазах с безжалостной ясностью видится то, что смотрело на меня из зеркала в течении многих месяцев. Решительность. Упрямство. Обреченность?..
Неужели и Рудольф обо всем знал?
Не у всякого в то время хватило мужества занять место, принадлежащее ему по праву. Я осмелился на святотатство. Опустив глаза, чтобы скрыть пьянящее душу торжество, занял чужое место, презрев законы крови.
Малфой берёт меня за руку. С видимым усилием прикасается губами к тонкой коже на запястье. Атмосфера вибрирует, с жадностью впитывая его нервное напряжение. Страх.
За наимением лучшего обьекта мой взгляд останавливается на серебряной вазе, доверху наполненной спелыми яблоками.
Уместно ли упомянуть о том, какое искушение я испытал?

13:37 

Цель оправдывает средства
Поймал себя на ощущении, что вновь взвалил на себя невыполнимую, а главное совершенно бессмысленную миссию.
Я больше не намерен паясничать перед посредственностями, чтобы убедить их в том, что вопиющие отступления от морали это не кавай, а грязь и свидетельство больной психики. Что жизнь не пытка, не страдание и не битва с социумом. Жизнь - это дар, однако многие успели об этом забыть за завесой собственной слабости, рефлексии и просто блажи.
Мы не верим в благие намерения.
В гармоничные отношения.
В правду.
В справедливость.
Во Фрейда, наконец, а ведь старик настолько прав, что делается жутко.
Кругом царит ленность, глупость и нежелание признать очевидное, будь то критика или собственные мотивы.

00:56 

Цель оправдывает средства
Седодня я непозволительно снисходителен.
Благодарю всех участников события за выдержку и хладнокровие.

02:13 

Цель оправдывает средства
Сегодня я позволил себе погрузиться в мрачное философствование.
Некоторые из достаточно близких ко мне людей имели неосторожность спросить, что, собственно, я забыл в дневниках.
Я, в свою очередь, обьяснил это наблюдениями за целевой аудиторией.
Наблюдения эти весьма продуктивны, за одним крошечным нюансом - они несут весьма скорбную окраску.
Попадая сюда, ты испытываешь обманчивое впечатление присутствия массы совершенно разных людей, что в свою очередь пробуждает интерес. Но при ближайшем рассмотрении ты убеждаешь в том, что эти люди а. в массе своей до крайности схожи, б. связаны между собой некой потусторонней круговой порукой и в. страдают паранойей на фоне комплекса наполноценности, тобишь мнят себя центром вселенной, при этом видя в каждой обращенной к ним фразе попытку поколебать их уверенность.
Ещё здесь принято собирать трофеи. Меня тоже не обошла чаша сия, но я этим не горд. Гораздо ценнее трофеи из плоти и крови. Даже для такого ничтожества как я.
Всё чаще, войдя сюда для прочтения комментариев весьма двусмысленного толка, я ловлю себя на мысли, что заблудился на помойке. Эдакой свалке человеческих эмоций не пригодных к дальнейшему использованию даже после очистки химикатами.
Поразительно, ведь раньше я имел глупость считать себя мерилом морального разложения и лицемерия.

Casus belli

главная